Археологические исследования остатков крепости Мамай-Кале (Центральный район г. Сочи)

Д.Э.

Остатки крепости – единственное фортификационное сооружение эпохи средневековья, сохранившееся в Причерноморской части междуречья Мзымты – . Впервые крепость упоминается Гамбой в в 1820 – 24 годах, затем — Дебуа де Монпелье и Белля в 1837 – 1841 годах. В 1886 г. она была осмотрена В.И. Сизовым, описавшим сооружение как две сходящиеся под прямым углом стены. Вершину угла занимала башня, круглая в плане, западная стена завершалась многосторонней, сильно вступающей вперед башней. Северная стена заканчивалась у моря квадратной башней, в этой стена посередине отмечены ниши. Автор датировал крепость XIII – XIV вв., посчитав ее византийской или генуэзской [1].

В 1957 г. крепость была осмотрена экспедицией Сочинского краеведческого музея под руководством Н.В. Анфимова. Исследователь привёл данные В.И. Сизова и отметил, что от крепости сохранился только незначительный участок кладки стен западной угловой башни, высотой около 1 м [2].

В 1965 г. крепость была осмотрена И.В. Брашинским. Им был собран подъемный материал, датированный эпохой средневековья [3]. По мнению В.А.Леквинадзе крепость первоначально имела четырехугольную форму и была построена римлянами (не ранее II в н.э.) или же она возведена в ранневизантийское время [4, 5]. В 1979 г. Ю.Н. Воронов определил крепость как укрепление римского времени и отождествил ее с крепостью Мохора, входящей в состав Понтийского лимеса при императоре Нероне. Он отметил, что крепость также использовалась в XIV – XV вв., являясь одним из опорных пунктов Трапезундской империи в этом регионе [6]. Позднее он отнес возведение крепости к эпохе Юстиниана [7]. Этим же временем крепость датировала Е.А. Армарчук [8]. Н.И. Нарожный отождествил крепость с портовым пунктом Cuba, известным по ряду средневековых европейских морских карт [8, 9]/

В 2003 г. автором были проведены археологические раскопки ряда участков сохранившейся части крепости. Незавершённость археологических исследований остатков крепости «Мамай-Кале» позволяет сделать лишь ряд предварительных выводов об архитектуре сохранившихся частей фортификационных сооружений и строительных приемах, использовавшихся при её возведении.

Останки сохранившейся арки внутри западной башни Мамай-Кале

Судя по сохранившейся части, стена представляла многоугольную конструкцию. Полностью сохранилось два прясла стен и одно – частично. Первый участок стены был вытянут по линии юг – север, второй отворачивал от него на северо-восток под углом около 20º (углы даны по внутренним фасадам стены). Третий участок также поворачивал к северо-востоку от второго участка, под углом близким к 20º. Длина участка 1 – 7 м, участка 2 – 7,7 м, сохранившейся части третьего участка — 3,8 м, при ширине 1,6 – 1, 7 м. Высота сохранившихся участков стены 4 – до 1,85 м. Стена возведена в технике двухрядной панцирной кладки с забутовкой. Панцирь стены сложен из двенадцати рядов бутового камня на плотном известковом растворе. Верхние два ряда камней, один из которых (верхний) сохранился не полностью, состоит из плоских камней размерами 0,80 х 0,60 м при толщине до 0,15 м, уложенный на мощный слой известкового раствора и залитый им же. Камни панциря имеют размеры от 0,40 х 0,20 х 0,20 м до 0,20 х 0,20 х 0,15 м. На поворотах стены камни панциря более мощные, размерами 0,50 х 0,40 х 0,30 м. Приблизительно посередине первого участка стены в ней сделана сквозная арка высотой 0,85 м и шириной 1,3 м. Свод арки выполнен из рядов плинф, уложенных друг на друга и замыкающихся радиально. Пол арки выложен двумя каменными плитами размерами 0,60 х 0,40 м, толщиной 0,05 – 0,08 м. С запада арку закрывал заклад из плинф, уложенных друг на друга. Размеры плинф, составляющих свод арки и заклад 0,30 х 0,25 х 0,04 м. Стена возведена на подчищенном скальном основании (аргелите), в траншее, вырытой в слое материковой глины. Верхние, рыхлые слои грунтов на момент возведения стены были удалены. Вместо них поверх материковой был уложен слой пластичных глин, мощностью до 0,50 м, призванных играть роль замка. Несмотря на армирующий слой, стена начала разрушаться в древности. Зафиксирован разлом стены над аркой, вызванный оползанием стены вниз, к морю. Западная башня пристроена к стене в стык. Стена башни, пристроенная к южному торцу стены, отходит от нее под углом в 90º. Башня вынесена за линию стены к западу и югу. Она возведена в иной архитектурно-строительной традиции. Основание башни впущено в грунт с уровня дневного горизонта, на глубину 0,50 –0,40 м. Камни панциря башни меньше камней панциря стен, их размеры 0,15 х 0,10 х0,10 м. Упавшая часть башни сохранилась в трех крупных и одном небольшом фрагментах. Реконструируемые размеры башни по внешнему периметру — 4,8 х3,8 м, при высоте стен до 2,8 м. Толщина стен 1,5 –1,2 м.

Материалы из культурного слоя памятника относятся к одному хронологическому периоду. Подавляющее количество находок составляют фрагменты пифосов (78%). Нельзя не отметить близость этих пифосов с пифосами, открытых на «цитадели» крепости Годлик [12, 13] и пифосов, исследованных в могильнике Бжид 1 [14]. На территории г. Сочи и в Абхазии фрагменты пифосов, орнаментированных подобным образом, отмечены в горизонтах культурных слоев причерноморских крепостей, датированных XIII – XIV вв. [11, 12, 13] либо XIII – XV вв. [14, 15]. Орнаментация стенок пифосов характерна для пифосов Абхазии XI – . [15, 16]. Ю.Н. Вороновым подобные пифосы отнесены к «синопскому» типу и датированы XIV – XV вв. [6]. Пифосы, найденные на территории г. Новороссийска А.А. Дмитриев относит к местным изделиям, оставляя вопрос о времени бытования их открытым [17]. Следует выделить также ряд индивидуальных находок – нижнюю часть поливного сосуда, окатанные гальки (возможно – пращевые камни). Все обнаруженные археологические материалы из культурного слоя могут быть датированы серединой XIII – XIV вв. н.э., возможно – началом .н.э.

Таким образом, время функционирования крепости соответствует времени создания европейских морских карт, и она может быть сопоставлена с одним из пунктов восточной части Причерноморья, отмеченных на европейских средневековых морских картах.

Литература:

Сизов В.И. Восточное побережье Черного моря. Археологические экскурсии // МАК. Вып. II. М., 1889, С. 5 – 8, Рис. 2, 3, Табл. 93, 10;

Анфимов Н.В. Отчет о работе Черноморской археологической экспедиции за1957 г. // Архив ИА РАН. Р-1 № 1675, С. 12 — 13;

Брашинский И.Б.Отчет о работе Восточно-Причерноморского отряда Ле­нинградского отделения ИА АН СССР в1965 г. // Архив ИА РАН. Р-1 № 3178;

Левкинадзе В.А. По поводу римских крепостей в Восточном Причерноморье // Сообщения АН Груз.ССР. Т. 40, № 1. Тбилиси, 1965, С. 247;

Воронов Ю.Н. Древности Сочи и его окрестностей. Краснодар, 1979, С. 82 — 83;

Воронов Ю.Н. Западный Кавказ в эпоху Юстиниана (527 – 565 гг.). XIII Крупновские чтения по археологии Северного Кавказа. Майкоп,1984 г. Тезисы докладов конференции. // Материалы по изучению историко-культурного наследия Северного Кавказа. Вып. VIII. Крупновские чтения 1971 –2006. М., 2008; С. 418;

Армарчук Е.А. Памятники Северо-Кавказского Причерноморья в X – XIII веков. Каменные крепости и храмы //Крым, Северо-Восточное Причерноморье и Закавказье в эпоху средневековья: IV – XIII вв. М., 2003, С. 208;

Нарожный Е.И. О движении войск Тимура с нижней Кубани (Историко-археологические ориентиры) // Первая Абхазская международная археологическая конференция «Древние культуры Кавказского Причерноморья, их взаимодействие с культурами соседних регионов. Сохранение культурного наследия. Посвященная памяти Ю.Н. Воронова. Сухум, 2006, С. 260;

Иванова С.Н. 1997а. Керамический комплекс крепости «» //Археология, Архитектура и этнокультурные процессы Северо-Западного Кавказа. Мат. конф. посв. Итогам исследования Лооской археологической экспедиции в Лазаревском районе г. Сочи. (1987 – 1997).- Екатеринбург, Табл.XXII, 1 — 7;

Пьянков А.В. 1998б. Урновые трупосожжения из могильника Бжид 1 // Древности Кубани. Вып. 9. – Краснодар, 1998, С. 16 – 23;

Монгайт А.Л. Некоторые средневековые археологические памятники Северо-Западного Кавказа // Советская археология. Т. XXIII. М., 1955, С. 9-19;

Кация Р.Н. Санто-Томассо – памятник генуэзской эпохи // Первая Абхазская международная археологическая конференция «Древние культуры Кавказского Причерноморья, их взаимодействие с rультурами соседних регионов. Сохранение культурного наследия. Посвященная памяти Ю.Н. Воронова. Сухум, 2006, С. 175, 177, Рис. 2, 8 — 13;

Бгажба О.Х. Очерки по ремеслу средневековой Абхазии (VII – XIV вв.). Сухуми, 1977, С. 13 – 14.

Хрушкова Л.Г. Лыхны: Средневековый дворцовый комплекс в Абхазии. М., 1998, С. 27, Рис. 17, 2, 4, 18, 1;

Дмитриев А.В. Средневековые пифосы из Новороссийска и его окрестностей // XII Крупновские чтения по археологии Северного Кавказа. Тезисы докладов конференции. М., 1982, С. 85.

Археологические исследования остатков крепости Мамай-Кале (Центральный район г. Сочи)
4.5 2 чел.

Поделиться:
  • Print
  • email
  • Twitter
  • Facebook
  • Google Bookmarks
  • FriendFeed
  • Live
  • MySpace
  • Netvibes
  • StumbleUpon
  • LinkedIn
  • PDF
  • RSS

Археологические исследования остатков крепости Мамай-Кале (Центральный район г. Сочи): 3 комментария

  1. Приятно сообщить, что Дмитрий Эдуардович прислал ещё немало интересного материала! Вскоре эта информация будет опубликована на страницах сайта.

  2. Новая информация это очень хорошо. Только вот крепости, по-видимому, осталось стоять недолго — на её руинах ведутся какие-то строительные работы.

  3. Надо будет проверить. Сам приезжал на стройку возле впадения реки Псахе в море. Там строят многоэтажку. Лично с рулеткой промерял расстояние от западной башни Мамай-Кале до котлована стройки. Увы — 270 метров. Закон есть закон. Не подкопаешь…

Добавить комментарий

Войти с помощью: