Порт (город) Абасса — где он был?

claes_de_vries-_nieuwe_wassende_-17th_century

Упоминаемый на карте Claes De Vries 17 века город-порт Вatana Base то же самое, что на различных картах 17-18 веков  город-порт Abasa

nicolaas_witsen-_pontus_euxinus_of_niewe_en_naaukeurige_paskaart_van_de_zwarte_zee_uyt_verscheydene_stucken_van_die_gewelten_toegesonden-_ontworpen_door_-18th_century

По второй карте видно, что город-порт должен быть юго-восточнее Кодоша и северо-западнее Мамайки. На первой карте очень знаменательно, что от него в сторону предполагаемых гор отмечена дорога-тропа пунктиром, что представляется важным моментом.  Вполне возможна ассоциация с Абасинской дорогой, проходящей по долине р. Шахе в долину р. Белая. Таким образом, исходя из наличия даже в долине р. Псезуапсе топонима урочища «Абиссинка» и расположения мощной крепости на морском берегу левобережья р. Годлик мы логически можем придти к тому, что именно эта крепость и могла носить во время средневековья название города-порта Абаса. Тем более, если учитывать проблемные политические моменты с торговлей иранским шёлком на Каспийском и Чёрном морях в определённое время как раз соответствующим по времени появлению в литературе описанию города-порта Абаса. Эмиддио Доттелли Д’Асколи в 1634 году составил описание так (взято по тексту):

«Из Татарии, Чиркасии и Менгрелии (Mengrelia) доставляют в Константинополь много рабов. Но со всем тем торговцы Чёрного моря богатели и богатеют в двух главных морских стоянках, более чем в других. Одна из них Аббаза (Abbasa), приморский город Чиркасии, стоит на самой границе Менгрелии, так что под именем Абазы посещают и мингрельские стоянки . Туда приезжают в июле или в августе торговцы из Константинополя, Татарии и других мест Чёрного моря, ибо в это время там бывает как бы ярмарка, на которую привозят домашнюю утварь ручной работы, дешевые материи для одежды и много копченой рыбы из Татарии, так как в их море нет рыбы. Купцы же вывозят оттуда отличный мед, прекрасные нитки для выделки полотна, но довольно простого, рабов, воск и получают такую прибыль, что затративший 100 реалов выручает 300. Торговля происходит на судах и каждый купец на них же сбывает свой товар: на берегу он подвергся бы грабежу, ибо местные люди — одна шайка воров. Если же кому из крупных купцов приходится идти по торговым делам в город, то он предварительно требует на судно одного из жителей в качестве заложника, дабы ему самому не подвергнутся оскорблению. В эту морскую стоянку ездят не ежегодно, вследствие запрещения падишаха, ибо тамошние князья не желают ему платить дань (caraggio) 31, а он не может подчинить их своей власти, потому что стоянки морского прибрежья опасны. В случае нужды эти князья снаряжают послов и тогда разрешается туда ехать.»

Т.е. город-порт Абаса и не должен был иметь гавани для крупногабаритных кораблей — торговля проходила в море на судах.

Порт (город) Абасса — где он был?
3 4 чел.

Поделиться:
  • Print
  • email
  • Twitter
  • Facebook
  • Google Bookmarks
  • FriendFeed
  • Live
  • MySpace
  • Netvibes
  • StumbleUpon
  • LinkedIn
  • PDF
  • RSS

Порт (город) Абасса — где он был?: 36 комментариев

  1. Вопрос требует более подробного рассмотрения. Тот же Д,Асколи пишет, что порт Аббаза расположен в 90 милях от Сухуми (Эски Сумуни). З.В. Анчабадзе локализует его в устье р. Шахе, хотя по описанию Д,Асколи Аббаза находится между Гаграми (Дервен) и Мамай-кале (Маматала). Таким образом Абазу Д,Асколи можно соотносить с Сочинской крепостью. Но по видимому это название могло и «гулять» т.к. Абаза это просто порт надрода Абаза и соответственно в другие времена так могли называть действительно и крепость на Годлике и крепость в устье р. Псезуапсе и Варданскую крепость.

    1. Я смотрю, количество древних городов и крепостей на нашем побережье растёт невиданными темпами :).
      Что за Варданская крепость, и что за крепость в устье Псезуапсе?

      1. Ну про Вардане, а вернее Лоо за Горным воздухом, (между территорией Мосэнерго и по ту сторону речки) лишь предположения, что там могло быть что-то так как все предпосылки для этого есть, включая кучу средневековых поселений. А развалины в районе Лазаревской упоминаются Дж.Беллом вообще-то. Абаза-Абаза на картах хотим этого мы этого или не хотим — есть. И Абаза Бендер и Ветан Абаса и т.п. Другой интересный момент, что топонимы остались в районе Лазаревки и.. Абасинская дорога по Шахе. Но Абазинская дорога не вариант, что проходила от устья Шахе, а скорее всего в районе опять же Лазаревской от берега моря — выходила на Шахе в районе Николай горы… Либо обратно. Иначе даже странно, что абазины, считавшие прежним местом жительства Шахе позже переместились не в район Гузерипля, а на Тубы, что напротив Грачёва венца по Псезуапсе. Челеби вообще рынков упоминает много, но и про годликовскую крепость тоже не забывает, кстати. Потом, вокруг Годликовской мы в тех же Солониках за мирным имеем и аланские погребения хорошо датируемые.

        1. «А развалины в районе Лазаревской упоминаются Дж.Беллом вообще-то. »
          А это не про Годлик часом?
          «Потом, вокруг Годликовской мы в тех же Солониках за мирным имеем и аланские погребения хорошо датируемые.»
          По каким маркерам определено то, что они именно аланские? И каким веком датированы?

          1. Нет, не Годлик. Белл пишет»Остальные четыре часа пути, преодолев до того несколько других, менее крупных речушек, привели нас к реке Вая. Это широкая, быстрая и достаточно посещаемая турецкими кораблями река. То, что я принял в прошлом году, оставаясь на некотором расстоянии в море и в неведении относительно моего, в то время, нахождения от всех рек края, за дельту реки, оказалось, как я в том убедился, лишь гладким участком земли, единственным такого рода, что я видел на побережье, приблизительно двух милей в длину и полумили в ширину, прилегавшим к холмам, протянувшимся, все более возвышаясь, почти до моря, где они становятся очень высокими — от двух до трех тысяч футов. Этот богатый, гладкий участок земли был поделен для разных культур, среди которых преобладала кукуруза, или маис; здесь произрастал также виноград. Большое число очень красивых [395] деревьев, главным образом орехов, возвышается то тут, то там, и все они украшены огромными гирляндами винограда, кои мои соотечественники в прошлом году сочли восхитительным. Недалеко от реки, на возвышенности, находятся остатки достаточно протяженных укреплений, которые, по обыкновению, относят к разряду генуэзских. Руины ныне сравнялись с землей и все покрыты травой. В поясе укреплений, имеющем форму круга, я увидел огромный каменный трон со ступенькой, но самой грубой работы, если, правда, это не действие времени, доведшее его до такого состояния»… А про Годлик отдельно: «Хиса, 5. — Этим утром четырехчасовой путь на коне вдоль взморья привел нас в живописную долину, столь же богатую, сколь и густонаселенную. Приблизительно на полпути мы пересекли значительно большую долину Сюбеш и переправились через ее широкую и быструю реку; но детали, коими я перед тем поделился относительно этой части побережья, избавляют меня от повторных эпитетов и описаний. [397]
            После нескольких небольших затруднений я получил от моего конвоя согласие слегка уклониться от дороги в Сукух, дабы иметь возможность не торопясь рассмотреть руины крепости, которые я находил весьма важными и большими. Со стороны моря скала выглядит абсолютно отвесной. Три остальные стороны прямоугольника, что образует это место, чья площадь может составлять от четырех до пяти английских акров (Около двух квадратных гектаров) , окружены основательно построенной крепостной стеной из камня и извести, от четырех до пяти футов толщины и от двенадцати до двадцати высоты, — в зависимости от передвижения по этому участку, — с башнями и бойницами для стрельбы из лука на двух углах. В северо-западном углу, ближе к морю, пространство приблизительно в четверть акра окружено, кроме главной стены, отдельной оградой. На северной стороне, внутри крепостных стен этого вторично огороженного места, есть груда руин вытянутой формы, а в стене с западной стороны виден квадратный фундамент того, что, вероятно, являлось башней или донжоном очень солидной каменной кладки. Я подумал, что самое маленькое из этих двух огороженных мест могло быть цитаделью, а самое большое — рынком.
            Если это остатки крепости генуэзской фактории, — что кажется весьма вероятным, — то это поселение, как и другие на побережье, доказывает значение, что эта предприимчивая республика придавала торговле в этом крае, торговле, которая непременно должна была быть в то время (что касается экспортных товаров) такой же, что и сегодня, или скорее, такой же, какой могла бы сегодня быть. Но сегодня этот рынок превратился в весьма живописный виноградник, где, как мне [398] показалось, в прошлом году был собран обильный урожай кукурузы и где уже начались пахотные работы года нынешнего.

            «

          2. «По каким маркерам определено то, что они именно аланские? И каким веком датированы?» — соответствующая керамика, оружие, украшения ))). Видел их сам. А.Кизилов может более последовательно ответить на этот вопрос.

  2. «Недалеко от реки, на возвышенности, находятся остатки достаточно протяженных укреплений, которые, по обыкновению, относят к разряду генуэзских. Руины ныне сравнялись с землей и все покрыты травой. »
    Хм, как-то вот пропустил у Белла это место :(. Ну, судя по тому, что развалины были недалеко от моря, и по степени их разрушения, — это точно не генуэзские. Опять возвращаюсь к тому, что освоение кавказского побережья при Юстиниане Великом было явно более интенсивным чем принято думать…

    1. Геннадий, естественно интенсивнее! Само-собой не генуэзские, так как и в нижнем ярусе крепости Годлик мы имеем квадры, а выше всё делалось абы как по другой технологии. По сути, исходя из находок и печей керамического производства (самая удалённая от моря была на 30-м километре по Псезуапсе), которых действительно много, металлургических печей чуть ли не на каждом ручейке в Лазаревском районе… куче поселений вокруг того же Годлика, которые явно не позднесредневековые, грунтовых могильников, о которых я упоминал выше по Солоникам, фазенде с кучей пифосов в ряд по Солоникам за Мирным, находке погребения человека с «цивильными» кузнечными инструментами на Мамайке… мы имеем нечто подобное, что творилось в античных городах Северного Причерноморья (местное керамическое и металлургическое производство с использованием «болотной руды» — сидерита. Учитывая сколько храмов было понастроено в Альба Зихии, а именно регион склонов Ахуна, по долине Мзымты, а также учитывая наличие не характерных для Лоо, но характерных для бассейна Мзымты вставок из белоснежной горной породы в стенах храма в Лоо мы уже предполагаем достаточно развитое транспортное сообщение между Мзымтой и Лоо. В этом плане Лазаревское-Годлик представляется своеобразным рубежом, так как далее (севернее) нечто подобное всплывает только в Новомихайловке. Кодош мы также встречаем на средневековых компасных картах, но (внимание) на картах Стрельбицкого мы видим, что туапсинский мыс называется Чардак Кадаш, а мыс в Ольгинке — Кодос. Такое же название Coddos мы встречаем и на картах 17-18 веков, в 16 веке — Cortos (Fernao Vaz Dourado 1570), Carto (Joao Freire 1546). Южнее мыса Cortos у всех бухта Мауро Зихия — явно Туапсе. Таким образом у нас между Мауро Зихией и портом Sacho у нас остаётся не локализованным лишь один пункт — f. Londia-Londinia. Мне на ум не приходит другой ассоциации, как речки с Аланами или убыхским племенем алань («К середине XIX в. в Убыхии были известны следующие основные племенные подразделения или общества: Субаши или Субешх, Хизе, Вардане, Псахе, Саше или Соча (Соцва), Хоста или Хамыш, располагавшиеся в береговой полосе, и целый ряд горных обществ, названия которых нам неизвестны, за исключением общества (племени) Алань, предположительно локализуемого в верховьях Шахе.» http://circas.ru/index.php?newsid=1884 ) . То и разговор про алан в Солониках вполне получает осмысленную версию ))).

    2. Т.е. если мы связываем fiume Londia с убыхским зтнонимом «алань», то всё даже очень хорошо становится на свои места и местонахождение речки предположительно не Шахе, а Псезуапсе в виду близости крепости Годлик, которая явно тогда использовалась ))) В Турецкое время, вероятно, этот населённый пункт уже носит название Vonjach, где Jach, вполне вероятно, — Аше. Вообще, по сведениям шапсугов, вся прибрежная территория от Аше до Чемитоквадже называлась Гуайе, то есть Вая Белла.

      1. Ай-я-яй, запамятовал сам — f.Londia бывает на картах и как Londina или Londinia, а это сопоставимо именно с латынью — «Современное название города — Лондон — восходит к его латинскому наименованию «Лондиниум» (лат. Londinium) — «место,принадлежащее человеку по имени Londinos,» предположительно Кельтское имя,означающее «дикий.»
        Название — латинского происхождения, и происходит от слова Lond, что означает «Дикое (то есть заросшее лесом) место»….Корни Londin-и Lundin-являются самыми распространенными в названиях, используемые римлянами в те времени касаемо новых земель.». Остаток позднего Рима — Годлик )))

        1. «Общепринятая теория гласит, что название происходит от кельтского топонима Лондинион[4] от слова lond, значащего ‘дикий’.
          Взято отсюда:
          https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D0%BE%D0%BD%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D1%83%D0%BC
          То есть, насколько я понял, само слово lond — кельтское. Тогда вопрос: где кельты, а где наше побережье?
          И кроме Лондиниума я других римских топонимов с таким корнем что-то не припоминаю…

          1. На латыни же слово «дикий» будет silvestre.
            Сомневаюсь чтобы римляне заимствовали слово из кельтского языка.

  3. Геннадий, ну по поводу римских названий — было взято отсюда http://www.lingvaflavor.com/london-istoriya-nazvaniya-goroda/ . Представляет определённый интерес ещё вот эта статья:
    Английские переселенцы в Византии
    С православной точки зрения ни одна из двух альтернатив — быть под властью короля или быть под властью папы, — открытых Английской церкви после нормандского нашествия, не была приемлемой. И политические реформы Вильгельма, естественно, вызывали недовольство. Эмиграция была до некоторой степени неизбежной. Например, Гита, дочь Гарольда II, свергнутого в 1066 году короля Англии, бежала в Данию, а оттуда в Киев. В апреле 1074 года в Чернигове она вышла замуж за будущего великого киевского князя, Владимира Мономаха. Этот князь, наполовину грек, был внуком святой Анны Новгородской, которая была крещена монахом и миссионером из Гластонбери, святым Сигридом Шведским60.
    Но для Православия наиболее интересной и, несомненно, значительной по размерам была эмиграция в Константинополь. Самая большая группа эмигрантов отправилась туда в 1075 году61. Флот из 350 судов (или, по другому источнику, 235) покинул Англию, чтобы направиться в Миклгарт, Великий Город. По осторожным оценкам общее количество эмигрантов было около 10000. Среди них были три графа и восемь высокопоставленных дворян. По прибытии, согласно письменным свидетельствам, они увидели, что Константинополь осажден турками. Им удалось ослабить осаду, и в качестве благодарности император Алексей предложил иммигрантам места в городе, а для мужчин — службу в армии. В отчетах сказано, что 4300 человек решили поселиться в Константинополе. Спустя некоторое время они послали в Венгрию священников для рукоположения в епископов. Причиной тому было то, что англичане хотели продолжать пользоваться своим латинским обрядом, а не греческим, а Венгрия, будучи в то время в хороших отношениях с Константинополем, использовала латинский обряд. Англичане, ставшие солдатами в Византийской армии, показали себя так хорошо, что были причислены ко двору императора и стали частью императорской варяжской гвардии.
    По крайней мере до 1361 года в Константинополе был храм Пресвятой Богородицы Варяжской, вероятно, основанный англичанином. Из более определенного источника нам известно, что vir sanctus62, святой по имени Колман основал в Константинополе базилику и посвятил ее святому Николаю и святителю Августину Кентерберийскому (Святитель обучал Колмана в Кентербери), и у него были написанные для храма иконы этих святых покровителей63. По-видимому, Колман был женат на знатной и богатой гречанке. До нас дошло, что “икона святого Августина и базилика во имя его для английских изгнанников были утешением от их матери, родной страны; здесь они часто молились и здесь, изгнанники и сироты, они получали радость, обращаясь к своему кроткому Покровителю”64.
    Англичане, не пожелавшие жить в Константинополе, получили от императора разрешение заново колонизовать земли, давно принадлежавшие империи. После этого флот шесть дней шел дальше на север и на восток. У границы страны скифов они вытеснили обитателей местности, называемой Домапия, переименовали ее в Новую Англию и переселились в некогда византийские города. Более того, они переименовали их английскими названиями, включая Йорк и Лондон. Сейчас нет согласного мнения ученых о том, где была эта Новая Англия, но есть доказательства, что это был район Азовского моря. На сирийской карте XII века Азовское море названо Варяжским. Византийцы изначально называли варягами скандинавов, частью составлявших элитные эскадроны императорской гвардии. Как мы уже видели выше, в гвардии служило много англичан. В XII веке варяг практически означало ‘англичанин’. На картах XIV–XVI вв. один город в этом регионе имеет разные названия: Лондия, Лондин и Лондина. Другой город называется Сусако, что, возможно, означает Саксон65.
    Существует множество других свидетельств об англичанах в Византии. Известно, что английские солдаты понесли тяжелые потери, сражаясь за византийцев против норманнов при Дирраке (Дураццо) в 1081 году. Император Алексей пожаловал англичанам землю на берегу Никомидийского залива, чтобы они построили там укрепленный порт. Между 1101 и 1116 годами некий линкольнширец по имени Ульфрик возвратился в Англию из Константинополя, чтобы вербовать солдат в византийскую армию. Английские солдаты сражались также при обороне города от крестоносцев в 1204 году; современный французский писатель Робер Клер пишет, что у этих англичан были свои священники. Из бытовых свидетельств мы знаем, что в середине XIV века на рождественском пиру у императора потомки английских переселенцев пожелали приветствовать его на их собственном наречии. Что стало с этими англо-саксонскими поселениями после захвата Константинополя в 1453 году турками — неизвестно. По-видимому, те поселения, которые оказались под властью турок, объединились с греческими, а новоанглийская колония на северном побережье Черного моря слилась с русским народонаселением.
    http://mybiblioteka.su/tom2/9-84176.html
    Статья, конечно, спорная, но всё же что-то можно от неё взять.

    1. Так или иначе, если «Лондиниум, Лондиний или Лондониум[1] (лат. Londinium, ныне Лондон) — город в Римской Британии» (https://ru.wikipedia.org/wiki/Лондиниум) , то у нас мы имеем Londia или Londinia — практически однокоренное слово, свой маленький Лондон на Черноморском побережье )))) Если мы возмём позднее название этой речки встречаемое на картах, то мы видим название Вулань, где «д» странным образом исчезает, но приближаеться к «алань» убыхов. Если мы возьмём локализацию убыхов «предположительно в верховьях Шахе» и тот исторический факт, что убыхи, давая отпор Гейману, приняли бой именно на Годлике приняв в качестве оборонительного комплекса крепость Годлика, ну и ушли вверх от Годлика в среднее течение Шахе (!!!!) (видимо в район как раз Трёх Дубов и Николай горы), то…. Ну и сюда же вариант перевода Лондона связанный с аланами )))) Кстати, в тему: «Бенде́р-Абба́с (перс. بندر عباس‎ — Bandar-e Abbas — «Порт Аббаса») — портовый город на юге Ирана на берегу Персидского залива» https://ru.wikipedia.org/wiki/Бендер-Аббас . Мы нашу Абасу также на картах встречаем в форме Abasa Bender ))). Датировки иранского примерно такие же 1615 г.

      1. «Византийцы изначально называли варягами скандинавов, частью составлявших элитные эскадроны императорской гвардии. »
        Так назыв. варяжская гвардия («варангопулосы») императоров Византии была ПЕШЕЙ частью. О чём говорит и их вооружение — мощные топоры-секиры на длинном топорище.
        Решение шапсугов и убыхов принять бой именно у крепости Годлик говорит просто о том, что они понимали пользу укреплений (хоть и сильно разрушенных) против орудийного и винтовочного огня русских войск.
        Не понял логики в сравнении Аббаса и Абасы: «Порт Аббаса» в Иране назван или по имени шаха Аббаса, или по имени строителя этого порта.
        В общем, все эти топонимические изыскания остаются в области домыслов и гипотез.
        С уважением.

        1. Но из гипотез появляются потом аксиомы! Ну найдём мы этот город? И что потом? Опять скажут — «как всем было давно известно…»

          1. «Ну найдём мы этот город? И что потом? Опять скажут — «как всем было давно известно…»»
            Так сначала найти надо, а потом уж посмотреть кто и что скажет… 🙂

  4. «А 32 века назад, когда состоялось плавание аргонавтов, Мзымта наверняка была еще более полноводной. Риони никак не может быть мифическим Фазисом, уверены сочинцы, потому что Аполлоний Родосский в своем сочинении пишет, что аргонавты, направив корабль в реку, увидели на обоих ее берегах горы. Но в устье Риони нет гор, там равнина, и до ближайших возвышенностей около 150 км. Другое дело Мзымта: здесь уже в 10 км от устья и справа, и слева впритык к реке стоят высокие горы с крутыми склонами, поросшими густым лесом.»

    Аполоний Родосский написал нечто вроде былины о Садко. В смысле, его «Аргонавтика» настолько же исторична. И выковыривать из неё данные о географии Колхиды это всё равно что рассуждать о конфигурации береговой линии острова Буяна…
    Дата плавания мифических аргонавтов вообще за пределами сарказма — 32 века, и ни годом больше\меньше…

    1. Никто не оспаривает эпический жанр «Аргонавтики» — но набор древних воспоминаний о плаваниях древних греков отражает разрозненные, но всё же факты. Вообще говоря, «Аргонавтику» полезно воспринимать без собственных названий топонимов. Топонимы много раз менялись. Условно — экипажи античных кораблей сообщали, что видели по факту определённые ориентиры, причём (и это естественно) в разных местах. И вот по совокупности этих фактов мы и можем полагать о посещении ими определённых мест побережья. Так же и определённые обычаи местных аборигенов, которые были присущи для этих мест согласно научным данным. Например —
      200. К их вершинам веревками были привязаны трупы.

      Даже теперь у колхов преступным считается делом

      Тело почивших огню предавать. Не дозволено также,

      Их обрядив, на земле насыпать могилу над ними.

      Но, закутанных в сыромятные шкуры воловьи,

      205 Мертвых за городом на деревьях принято вешать.

      С воздухом равную долю, однако, земля получает.

      Вот конкретный факт локализующий одно из плаваний.

      1. Кстати, Эвлия Челеби обряд воздушного погребения как раз упоминает в своём письменном портолане в связи с мёдом абаза привязано к местности крепости Годлик, если не ошибаюсь 🙂

  5. Геннадий, в былине о Садко упоминаются вполне реальные Новгород, Волхов, страна варягов и пр. Мифическую страну Эйю связывать с Колхидой первым стал Геродот, хотя у Гомера, в Одиссее, она находится в дне пути от страны киммерийцев (т.е. у Сочи шансов больше). Поздние авторы, в том числе Апполоний, вслед за Геродотом, пытались уже наложить события мифов на реальную географию Черноморского побережья их времени. По этому можно вычислить куда приплыли аргонавты из «Аргонавтики» Апполония.
    По крепостям — в ГИМе хранится турецкая карта 1770-х годов, на которой на территории нынешнего Сочи указаны пункты Ардлер и Субаши и КРЕПОСТИ!- Вайя (скорее всего крепость на Годлике), Вардан, Мамэ, Соче, Камышлы.

    1. Эйя и Вайя почти одинаково звучат, а Бэлл описывает в Вайе древние развалины, почти сравнявшиеся с землёй с неким каменным » троном» 🙂

  6. Никита, на той же турецкой карте из ГИМа, нет упоминаний крепости в Новомихайловке, очевидно из-за очень плохой сохранности крепостных сооружений. Таким образом заметить практически сравнявшуюся с землей (по Беллу) крепость на Псезуапсе и не заметить прекрасно сохранившуюся крепость на Годлике составителю турецкой карты, думаю было сложно. Т.е. именно крепость ( не долина) Вайя это скорее всего Годлик.

    1. Миша, в Новомихайловке как бы стены тоже вполне приличные, как и на Годлике. Другой вопрос, что Годлик с моря виден вполне и его упоминали и Эвлия и Монпере, ну и тот же Белл. Здесь момент по поводу мифической Эйи 🙂 . Этап-то значительно древний и фиг знает, что могло бы стать со стенами… с глубокой древности до Белла. Скорее всего они должны были врости в землю как раз до Белла))). Ну что до Лондии… тут и [Г]о[н] д лик как бы тоже вполне созвучен и не далёк, согласись))) А то и не знаем, откуда такое название)))

  7. Любопытно, что где-то на территории Сочи находились город Ампсалида упомянутый Клавдием Птоломеем (Миллер локализовал его на Мацесте, грузинские исследователи почему-то в устье р. Шахе) и возможно Картерон Теихос (Сильная крепость). Кроме того, Плиний Старший описывает в 70000 шагов от Себастополя город Гераклей.

  8. Ну, похоже, Гераклей это всё-таки Сочи. Именно Гераклей, а не Гераклея. А вот сам по себе интересен факт — было ли это видно со стороны моря?
    Думаю, пора начать искать останки крепостей по Псезуапсе и Шахе. Они там есть — но вопрос, а их кто-то вообще когда-то искал?

    1. Андрей, здесь сразу вспоминаются находки дайверов на дне г. Сочи — там у них камни похожие на квадры были. Себастополис на дне, а почему античность Сочи подобная участь не могла иметь место? 🙂 . Как и поселения новосвободненцев — дольменостроителей в поймах рек глубоко под аллювием. В Имеретинке, в принципе, также — там на глубине около 2-3 метров ниже дневной поверхности поселеньице эпохи бронзы при олимпстрое вылезало)))

  9. «Любопытно, что где-то на территории Сочи находились город Ампсалида упомянутый Клавдием Птоломеем (Миллер локализовал его на Мацесте, грузинские исследователи почему-то в устье р. Шахе) и возможно Картерон Теихос (Сильная крепость). »

    Забавно… Урбанизация сочинского побережья в древности растёт прямо как бамбук…
    Про Картерон Теихос кто и где упоминал? Очень интересно. А вот ещё попалась в Сети такая карта:
    [url=http://savepic.ru/12967155.htm][img]http://savepic.ru/12967155m.png[/img][/url]
    Севернее Питиуса (Пицунды) на побережья обозначены два «условно города» — Oenanthea и Nesis. Причём, этот Несис вс тречался уже не раз на разных современных картах, изображающих расположение античных НП. А вот в литературе я даже гипотез по локализации этого загадочного Несиса не встречал. Возможно, плохо искал… Ну а Oenanthea это вообще «тайна тайн» — впервые встретилась только на этой карте. Кстати, сведений откуда сама сия карта, и кто её составлял\рисовал, найти не удалось…

      1. «Про Картерон Теихос кто и где упоминал?»
        Тот же Птоломей: КЛАВДИЙ ПТОЛЕМЕЙ
        ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ РУКОВОДСТВО
        (ΓΕΩΓΡΑΦΙΚΗ ΥΦΗΓΗΣΙΣ)
        КНИГА V, ГЛАВА 8
        ПОЛОЖЕНИЕ АЗИАТСКОЙ САРМАТИИ
        АЗИИ КАРТА II
        8. За Корокондамой в Понте опять:
        Гермонасса 65°—47°30′
        Синдская гавань 65°30’—47°50′
        деревня Синда 265 66°—48°
        гавань Бата 266 66°30′—47°40′
        деревня Бата 66°20′—47°30′
        устье реки Холодной 267 66°40′—47°30′
        деревня Ахея 268 67°—47°30′
        9. Залив Каркетиды 269 67°30′—47°20′
        город Таз 270 68°—47°30′
        мыс Торетский 271 68°—47°
        город Ампсалида 272 68°30′—47°15′
        устье реки Бурки 273 69°—47°15′
        Инантия 274 69°40′—47°10′
        10. Устье реки Тессирия 275 69°40′—47°
        Картерон Теихос [Сильная Крепость] 276 70°—46°50′
        устье реки Корака 70°30′ —47°
        затем предел у боковой границы Колхиды 277 75°—47° {245/472}

    1. Ну эта карта как-бы явно составлена современником, это раз… Ассоциация Сочи с Белой Зихией и наличие там-же максимального кол-ва христианских храмов (от бассейна Мзымты до Лоо) тоже как-бы очень хороша, на мой взгляд. Аналогично и «диковатая» Чёрная Зихия, как антоним ))). Где располагаться Зихской Епархии, как не в Белой (просвещённой) Зихии? 😉

Добавить комментарий

Войти с помощью: