1. Русская разведка на Западном Кавказе: предистория

И послал их Моисей [из пустыни Фаран] высмотреть землю Ханаанскую и сказал им: пойдите в эту южную страну, и взойдите на гору, и осмотрите землю, какова она, и народ живущий на ней, силен ли он или слаб, малочислен ли он или многочислен? и какова земля, на которой он живет, хороша ли она или худа? и каковы города, в которых он живет, в шатрах ли он живет или в укреплениях? и какова земля, тучна ли она или тоща? есть ли на ней дерева или нет?..»

Библия

Данная работа посвящена исследованию малоизученной теме в истории Северокавказского региона – действиям русской разведки в годы Кавказской войны.

Как видим из эпиграфа, и её основные задачи известны с глубокой древности и очень эффективно использовались с давних времён. Но, при этом профессиональных подразделений разведки в армиях не существовало очень долго. Как правило, разведывательные операции поручались наиболее умным и опытным воинам, которые занимались разведкой эпизодически, а затем вновь возвращались к обычной воинской службе. В роли разведчиков очень часто выступали купцы и торговцы, имеющие возможность беспрепятственно передвигаться среди неприятеля.

img-sv-0141
Иван III

Понимая огромную пользу и важность разведки, большое внимание ей уделяли правители разных стран, в том числе и русские государи. Например, положение дел на Западном Кавказе и в Крыму очень интересовало Ивана III, в годы правления которого, впервые упоминается «малый удел» – первое официальное учреждение в России занимающееся разведкой и контрразведкой. Об этом свидетельствует переписка Заккарии Гвизольфи «князя Таманского» с великим князем Иваном III.

Знатные генуэзцы.15 век.
Знатные генуэзцы.15 век.

В 1475 году большой турецкий флот подошел к берегам Крыма и Кавказа и захватил Каффу и другие генуэзские владения на Северо-Западном Кавказе, в том числе и Матрегу (бывшую Тьмутаракань). Этим городом правил Заккария Гвизольфи, пытавшийся бежать от турок в Геную сухим путем. Но в дороге был ограблен молдавским господарем Стефаном и вынужден был вернуться обратно. После неудачной попытки бегства Заккария обратился к Ивану III с просьбой разрешить ему переселиться в Москву. Он обещает быть полезным Ивану III, как человек, хорошо знающий крымско-кавказские дела (Лавров Л.И. К истории русско-кавказских отношений XV века.//Избранные труды по культуре абазин, адыгов, карачаевцев, балкарцев. Нальчик, 2009,с.194).

Дальновидный Иван III, охотно принимавший у себя на службу иноземных князей, был заинтересован в Заккарии как деятельном и образованном человеке, имеющим связи в Западной Европе, в Крыму и на Северо-Западном Кавказе и хорошо знающем крымско-турецко-кавказские дела. В ответе Ивана III содержится приглашение Заккарии переехать в Москву и вступить там, на службу, за что ему обещано жалование.

Письма Ивана III к З. Гвизольфи, являются первыми документами о попытке сбора разведывательной информации о Западном Кавказе.

В XVIII и начале . в России сбором агентурных сведений в мирное время занимались дипломаты, а в военное – офицеры квартирмейстерской части военного ведомства (впоследствии они стали называться офицерами Генерального штаба). Кроме того, командование пользовалось услугами так называемых «конфидентов» – лиц, вербуемых среди иностранных граждан и служивших исключительно за деньги. В это время ещё не существовали специальные разведывательные органы. Руководство военным шпионажем находилось в руках высшего армейского командования.

Постепенно офицеры Генерального штаба начинают использоваться для разведки и в мирное время. Дело в том, что по мере развития военного дела, доставляемые дипломатами сведения, всё меньше устраивали командование, поскольку не имели систематического характера и, как правило, являлись результатом деятельности людей, малосведущих в армии. «Конфиденты» же во все времена считались агентами второго сорта. Командование им мало доверяло, и они использовались лишь как платные источники информации, нуждавшиеся в постоянном контроле (Деревянко И. Русская разведка и контрразведка в войне 1904—1905 гг М., 2008.с.14).

В проведении разведки на Западном Кавказе в годы Кавказской войны место дипломатов заняли иностранные граждане на русской службе (Р. Скасси, Тэбу де Мариньи и др.). Но основные сведенья собирали офицеры кавказской армии и лазутчики из числа горцев.

Провести сбор сведений непосредственно на вражеской территории офицерам было крайне сложно из-за трудности овладения языками и большой подозрительности горцев. Так Э. Спенсер находился на волоске от гибели после того, как записал и зарисовал в записную книгу сведения о черкесах. Его тут же заподозрили в шпионаже в пользу русских ( Спенсер Э. Путешествия в Черкесию. Майкоп, 1994, с.38).

Поэтому, за долгий период войны, побывать на территории черкесов смогли очень немногие из военных разведчиков. Ими были собраны ценные сведения, имеющие не только военное значение. Это обширные данные по топографии, географии, этнографии практически неизвестной для России и Европы территории Кавказа. Поэтому многие из их записок, в последствии неоднократно издавались.

Г.И. Филипсон
Г.И.

К сожалению, военное командование, часто не придавало большое значение добытым данным. Так, например, Ф.Ф. совершив разведку на мысе , советовал сделать высадку десанта прямо напротив завала, устроенного горцами, избегая действий в лесу. Однако командование посчитало иначе, и войска понесли большие потери (Торнау Ф.Ф. Секретная миссия в Черкесию русского разведчика. Нальчик, 1999, с.327). О полном пренебрежении штаба генерала Вельяминова к тщательно выполненной топографической съемке местности пишет Г.И. Филипсон: «Съёмка моя была вычерчена, подписана и наклеена. 2 декабря я возвратился в Ставрополь, готовясь получить большие похвалы за беспримерный успех работы. Я представил обер-квартирмейстеру все листы съемки, занявшие пол почти всей его столовой. Горский, посмотрев очень равнодушно, сказал: «Что же это вы сделали? Вы сняли все пространство. Куда же мы будем посылать съёмочные партии». Этот вопрос поубавил мои надежды, а когда Горский представил меня и мою съёмку командующему войсками, генерал Вельяминов сказал только: «Экая термалама!» (Воспоминания Григория Ивановича Филипсона.// Русский архив №5 1883 г. с.95).

Более удачной оказывалась деятельность армейской разведки в отдельных подразделениях, командиры которых, хорошо понимали её большую важность. К таковым можно отнести действия генералов Г.Х. Засса и его ученика Я.П. Бакланова.

Продолжение следует…

1. Русская разведка на Западном Кавказе: предистория
5 1 чел.

Поделиться:
  • Print
  • email
  • Twitter
  • Facebook
  • Google Bookmarks
  • FriendFeed
  • Live
  • MySpace
  • Netvibes
  • StumbleUpon
  • LinkedIn
  • PDF
  • RSS

Добавить комментарий

Войти с помощью: